беломедвежье

не хочу в фб писать

вчера был ещё один трудный день и хороший вечер, забыла четырёхзначный код от телеграма, который так всем зарекламировала. неправильно посчитала месяцы и даже не могу (ну в смысле это бесполезно пока) воспользоваться модным супер-быстрым тестом на вич, которым вчера разжилась. Странное, вальсирующее движение: дела словно бы и не ползут, но и не делаются в каком-то понятном мне ритме. Посмотрела кино про бритую девочку, сбежавшую из больницы и всех расхуярившую с помощью телекинеза. Бросила Эйхмана в Иерусалиме в пользу чтения текстов о продуктивности на медиуме (совсем странно, но и вроде бы не удивительно\убедительно). Слово по-прежнему - brooding.
чувствую жировой слой на мозгах во время чтения.
беломедвежье

shit has gotten weird (but then it was not)

не уверена во временах. приятное чувство уверенности в себе. чему учит это приключение? можно повернуть всё только к себе: сохранения времени ради признаем, что все субличности - это тоже я. впрочем, есть два страшных голоса, обещающих неизбежное.
о хьюман райтс, о пис, о прогресс
мои дорогие, дорогие мои.
принялась, наконец, за Карского.
ощупывать своё я как дыру от выпавшего зуба.
эфпять эфпять эфпять (медведь медведь медведь)
вчера был отличный день, где я нашла правильный нарратив, где я со многим справилась, исключила третье, смотрела фильм "посторонним в", начала Карского. Позавчера прошла по радиоактивной (тогда не знала) от пыли Москве - от Полянки до Савёловской. На Пушке стоял парень с плакатом про Савченко, на Немцовом мосту, ну, на Немцовом мосту. Девушка говорила спутнику - вот, это же тот Немцов мост.
думаю о: татуировках, женщинах в белом, сливах в цвету, седых волосах, смерти и дофамине, прямых линиях и эстетически избыточном минимализме.
беломедвежье

за наши автографы

что-то я уж весь фб исписала. отдохну тут душой. типа. отменила на этой неделе Кс Вит, с которой, впрочем, перешла на ты - всё равно она срывается. хотя мне комфортно на вы, в принципе. нечасто я хочу вот прямо сразу на ты. или не сразу. лень зажимать запятую, в этом Л прав - хуйня, а не раскладка. содержательные сны снятся, но ничего не запоминаю, а так жаль.
надо вспомнить. и опять начать записывать. я же это лблю, записывать сны. Ходила обрабатывать прошлое - воркшоп архив тела.
мало что поняла. но на всякий случай заболела. и пропустила самый желанный третий день. очень мне жаль. там было - про дом. может быть мне надо себе самой всё разрешить записать?
пилоты

апдайк

прочла Кентавра. Интересно, а есть какие-нибудь в сети тусовки, где можно подробные разборы почитать? На русском даже указатель был перевран, а интересно соотносить. Впрочем, чтоб соотносить, надо перечесть курс античной литературы, как если б я осилила что-то кроме детских мифов, и те позабыла.
смотрела ведь "ангелов революции", после ходила весь вечер гоголем, благо у меня есть подходящей ебанутости наряд. о вещах: строим мысленный шкаф, немного не хватает решимости от кое-каких вещей избавиться. Например, от пинап платья, в котором 17-летняя Куч. зажигала на выпускном, а 19-летняя я на её свадьбе. Тогда всё время стоял вопрос где ночевать, а в такси мы ехали так: я внутри, а шарики - снаружи. Как называлось кафе - забыла. Дилижанс? Сапожок? Вечер? Что-то такое. Маникюрными ножницами выстригала её из платья. Где-то были об этом предлинные и не очень смешные посты, кажется. Если я в приступе стыда не удалила, понятное дело. Сейчас бы просто под глаз положила бы, делов-то. Подумать только, у меня тогда уже был жж (невозможно трогательный в своей "взрослости"). И тот сарафан в похожем духе - я в нём лысая блевала у порога уфимского дайнера, когда Л. и Р. полюбили друг друга, чтоб через мучительных четыре (?) года развестись. Впрочем, сарафан можно оставить, у него есть styling prospectives, а вот у платья, кажется, нет. Или я преувеличиваю? Нормальное коктейльное платье. Чёрт его знает. Тяга к неумеренным сокращениям. Сканировала рисунки - как их на самом деле мало, всё больше заметок, и тоже всё в этом уклончивом духе, через семь лет ничерта не разобрать. Всё те же инициалы да экивоки, что и сейчас. биографы, ку-ку, хочу знать, о чём там было в первом томе.
хуйня какая-то, - отвечают биографы.
беломедвежье

тяжёлая работа над собой

"вдохновение это психоз"

- ничего, я ещё посильней напрячься могу.
-нет, не можешь
-не надо брать меня на слабо!

молодец, можешь вынуть изо рта пирожок и положить его на полку.

думаю попробовать два часа вместо часа. жить всё же не так страшно, хотя и страшно, конечно, тоже. на работе спрашивают о моей эффективности (ну вот, а она только начала расти, обоже).

клиника - это здоровье. чёрная бездна креативности. нейролептический дневник. позабыла те сны, которые меня так напугали, только помню один, где я кричала НН всё, что о ней когда-то думала. или не ей? трудно восстановить, только помню, что "юпитер сердится".

горечь собственной неправоты тоже следует обсудить с психотерапевтом. Возможно, мы вырастем до той степени, когда эффективность не будет дамокловой.
беломедвежье

(no subject)

дочитала A Scanner Daarkly (теперь по-английски, т.е. это даже не перечитывание, а не знаю что). Кажется, я забываю языки. Очень трудно уловить ритм, тем более, что я читаю в метро и, соответственно, в двух изменённых сознаниях: пока заходит утренняя доза и вечером, после работы, на спуске с дневной сизифовой горы (как она кстати называлась?). Память самое ненадёжное из имеющихся у меня устройств.
Филип К. Дик меня беспокоит. Прочла его же Man In the High Castle. Прорастание жизни в текст мне не даётся никак.
мне руку пожал Айзенберг, чуть не умерла.
беломедвежье

полтора месяца почти

так странно, что С. до сих пор готов слушать мой плейлист (сколько-то десятков гигов десятилетней - вдуматься!- давности). Сейчас играет radiohead, даже странно, что я вообще тогда выжила как-то. Хотя что там, это, кажется, всё-таки не такое хитрое дело как казалось когда-то. Чем-то хотелось делиться, но кажется это опять была обманка для привлечения внимания (чьего?).
позабыла пароль от яндекса (это ничего страшного), получила взамен увлекательную игру - там контрольный вопрос "наш девиз". наверняка я что-то имела в виду, но как угадать? никто уж не узнает, наверное. пытаюсь, получается смешно.
транснадёжность, слабоумие и отвага, мир прогресс права человека и даже слава роботам - всё не подходит.
беломедвежье

сменили схему

кажется, опять накопилось работы, а дел и того больше. все выходные стирала и только. и хочется спать, и не хочется. Кажется, впервые сформулировала Основной Вопрос Жизни Смерти и Вообще. Не ощущаю прорыва, впрочем. Думаю о том, как много, оказывается, моих окружающих боится антидепрессантов и вообще "таблеточек" (терпеть не могу это слово). Интересно, насколько это коррелирует с наркофобией (про всех не знаю).
беломедвежье

таня-таня

Та фотография, где лежит под стеклянным-ледяным домиком. И как мы незаметно дружили. Кусочек дреда подаренный. Браслет. Наш план совместных работ. Хорошая наша девочка.
пилоты

D-chronicles

на фоне некоторых я ещё очень даже ничего. Всего один ингибитор обратного захвата серотонина, и всего два раза в день, а не три. И никаких нейролептиков!
Сосредоточенность пока всё равно хромает, иной раз на обе ноги. Без 25, уехавшего к маме, не могу ничем заниматься и только по привычке убираю кровать. На ней же, убранной, и лежу, не разбирая чистого белья, которое так с его отъезда и не тронула. Смотрела кино - все сериалы пытаются притвориться "друзьями"
поджатая челюсть как примета времени
в "скойбеда беобахтер" опять нас поминают тихим незлым словом. в фб писать об этом невозможно - придётся пересказывать или ссылку давать, а потакать hate reading (шишковпрости) не хочу.

опять ничего не писала, даже и утренних страниц, разрешив себе непонятно что - вот это аморфное состояние. Иногда, впрочем, высыпаюсь (куда? ха-ха-ха.)
по-прежнему интересуюсь пунктуацией, но недостаточно, чтоб читать хоть какой-то учебник. не вижу смысла ни в какой учёбе, но знаю, что это необходимое условие развития и невпадения-в-маразм, и потому готовлюсь оплакать поросшие мхами мозги.

мама спрашивает, когда уже мне можно будет ничего не принимать. не знаю, что и ответить